«Военная нагрузка стала тормозом»

     Заведующий лабораторией военной экономики Института экономической политики имени Гайдара Василий Зацепин объясняет, почему в госбюджете все больше гостайны

 

     В правительственном проекте поправок к госбюджету текущего года, некоторые детали которого стали известны на прошлой неделе, секретные статьи увеличены на 678,3 млрд рублей. А бюджет 2017 года предполагает, что так называемые закрытые расходы составят около 18 процентов. "Огонек" разбирался, для чего потребовалось наращивать секретность

Предложение Минфина увеличить секретные статьи текущего бюджета застало врасплох экономических и военных экспертов. В соответствии с внесенным в Госдуму правительством законопроектом ассигнования федерального бюджета по разделу "Национальная оборона", военные расходы, достигли максимума за все послесоветское время — 3 трлн 889 млрд рублей, или 23,87 процента федерального бюджета. А если сопоставить с объемом ВВП, то это более 4,7 процента.

Но это еще не все засекреченные статьи бюджета: деньги на оборону и безопасность выделяются также по разделам "Национальная экономика", "ЖКХ", "Образование", "Здравоохранение", "Физкультура и спорт" и даже "Культура и кинематография". Глава Минфина при этом получает право самостоятельно (то есть без утверждения в Госдуме) изменять в пользу армии и ОПК до 10 процентов госбюджета. И наконец, самое главное: Минфин предлагает не обсуждать перераспределение расходов в пользу силовиков не только в СМИ, но даже среди гражданских министров, депутатов и сенаторов.

Что происходит? Зачем вдруг срочно понадобились немалые деньги? Зачем правительство пошло на увеличение бюджетного дефицита? Ведь должно было случиться что-то экстраординарное, такое, что деваться некуда,— надо платить. Эти вопросы "Огонек" задал Василию Зацепину, заведующему лабораторией военной экономики Института экономической политики им. Гайдара.

— Речь не идет о новых вливаниях в ВПК. Просто пришло время расплаты по кредитам, которые банки выдавали предприятиям и организациям оборонно-промышленного комплекса. Год назад, когда верстался бюджет 2016 года, чиновники Минфина об этом забыли. А может, сознательно не вписали, чтобы не завышать дефицит бюджета, иначе могли быть возражения в Госдуме. Как бы там ни было, теперь надо возвращать банкам деньги, потому что кредиты выдавались под гарантии государства.

— Подождите, а разве госпрограмма вооружений до 2020 года осуществляется не за счет госбюджета?

— Для ее финансирования в 2010 году правительством была выбрана "инновационная" схема, сочетающая бюджетные ассигнования и банковские кредиты под государственные гарантии. Владимир Путин, тогда еще премьер-министр, объявил о начале Государственной программы вооружений до 2020 года (ГПВ-2020) общей стоимостью в 20 трлн рублей. Можно было строить такие планы, ведь нефть продавалась по 120 долларов, и многие уверяли, что вскоре вырастет до 200 и так будет всегда.

— И что было дальше?

— Ну вы знаете, что во второй половине 2012 года и в 2013-м российская экономика резко затормозила, хотя цена нефти еще держалась около 100. Потом она вообще упала. Уже в 2014 году стало ясно, что от избранной схемы лучше отказаться: бюджет не сможет финансировать ГПВ-2020. Кому пришла в голову идея подключить к этому делу госбанки, сейчас установить трудно. Говорят, что сами банки и пролоббировали постановление правительства РФ от 6 февраля 2013 года N 97 "О государственных гарантиях Российской Федерации по кредитам, привлекаемым организациями оборонно-промышленного комплекса на реализацию проектов, осуществляемых в рамках федеральной целевой программы "Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2011-2020 годы"".

— А на что рассчитывали банки?

— Они думали, что, вложив деньги в оборонную промышленность под наши, российские, высокие проценты, перекредитуются на Западе и получат дешевые деньги. И стране помогут, и прибыль получат. Однако в 2014-м на них были наложены санкции, и красивая схема рухнула. Справедливости ради надо сказать: многие чиновники Минфина и Минобороны были против этих схем.

— Сумма этих кредитов известна?

— Да, она составляет 1221 млрд рублей. И сейчас государство должно выплатить банкам чуть больше половины.

— Получается: когда половина населения поддерживает высокие траты на оборону — а это данные ВЦИОМа прошлой недели,— на самом деле они голосуют за это?

— Именно так. Никто ж не объясняет, что на самом деле происходит.

— А разве оборонные предприятия сами не могут выплачивать кредиты?

— Взятые кредиты предприятия сами и возвращают, правительство при этом, как правило, помогает субсидиями выплатить проценты. Но ответственность по кредитам в рамках указанной схемы лежит на правительстве. При обновлении вооружений львиная доля расходов идет на НИОКР и создание опытных образцов. Это прямые и невозвратные затраты. Выпущена некая продукция. Какая именно и сколько — эти данные тоже засекречены. Но деньги освоены, и

531
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

«Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter»