КАКОЙ СЕГОДНЯ ПРАЗДНИК? 24 Сентября 2020 г. – Четверг • Всемирный день моря (World Maritime Day) 42 года • День незапланированных безумств • Праздник иконы Божией Матери Казанская (Каплуновская) • Праздник законченности дел • День Государственного флага и герба Крыма 4 года • Всемирный день бестраншейных технологий (World Trenchless Day) 4 года • Международный день караванщика (International Day of Caravan) 25 лет • День системного аналитика 20 лет • Всемирный день против патентов на программное обеспечение (World Day Against Software Patents) 12 лет • День памяти преподобного Силуана Афонского • День памяти преподобной Феодоры Александрийской Младшей • Четверг «Помни обо мне» (Remember Me Thursday) - США 7 лет • День «Синей птицы счастья» (National Bluebird of Happiness Day) - США • День семьи, мира и согласия - Кыргызстан 8 лет • День наследия (Heritage Day) - ЮАР • День республики - Тринидад и Тобаго 44 года • День десерта-фламбе «Вишнёвый юбилей» (National Cherries Jubilee Day) - США • День хорошего здоровья желчного пузыря (Gallbladder Good Health Day) - США • День пунктуации (National Punctuation Day) - США 16 лет • День Конституции - Камбоджа 27 лет • День вооружённых сил (Dia de las Fuerzas Armadas del Peru) - Перу 43 года • День независимости от Португалии (National Day) - Гвинея-Бисау 47 лет • День Новой Каледонии (New Caledonia Day) - Остров Новая Каледония 167 лет • Швенкфельдский день благодарения (Schwenkfelder Thanksgiving Day) - США 286 лет • День принца Махидола (Mahidol Day) - Таиланд 91 год • День департамента Санта-Крус (Santa Cruz Day) - Боливия 210 лет • День святой Мерседес (Nuestra Senora de la Merced) - Доминикана 405 лет • День святого Руперта (Rupertikirtag) - Австрия 689 лет • День лешмейкера (Lash Stylist`s Day) - США 3 года • День орчата (National Horchata Day) - США 1 год • Годовщина неудавшегося нападения на Ломе (Anniversary of the Failed Attack on Lome) - Того 34 года • Именины у Германа, Дмитрия, Сергея, Феодоры, Евдокии, Петра, Диодора, Ии, Виктора, Романа, Николая • Федора-обдёра (Пришла Федора - замочи хвосты)

Прятки в особо крупных размерах

Чем меньше государство знает, как зарабатывают на жизнь его граждане, тем лучше для граждан. И не так уж плохо для государства, хотя оно пользу своего неведения не всегда осознает.

НАДЕЖДА ПЕТРОВА

Статистика, говорят, знает все. А если не все, то по крайней мере многое. Хотя бы приблизительно. Иногда, правда, степень приблизительности такова, что статистика решает вообще не публиковать то, что знает (как, к примеру, ежемесячные оценки инвестиций в основной капитал). Но про малый бизнес ей кое-что известно. Например, что в 2015 году в РФ действовало 242,7 тыс. малых предприятий (без микро), где работало 6,66 млн человек (см. сборник "Социально-экономическое положение России, 2016 г."), а в 2014-м — 235,5 тыс. с 6,83 млн работников. Всего в 2014 году малых предприятий насчитывалось 2,1 млн, работали на них 11,7 млн человек. Кроме того, в 2014-м было 2,4 млн фактически действующих ИП (на 1,1 млн больше, чем зарегистрировано ФНС), которые привлекли 2,4 млн работников (данные выборочного обследования ИП). Возможно, впрочем, предпринимателей было 3,3 млн, а наемных работников в неформальном секторе — 8,1 млн (данные обследования населения по проблемам занятости).

Впрочем, "Сплошное наблюдение за деятельностью малого и среднего бизнеса за 2015 год" должно уточнить картину, хотя даже первая реакция ряда объектов наблюдения была близкой к панической. Нарываться на штраф за несдачу отчета не хотелось, а многие отчеты, отправленные в электронной форме, не были приняты из-за невыполнения контрольных ограничений. Форумы на Klerk.ru были полны возмущенными репликами людей, обнаруживших, что предприятие не может вести деятельность, не начисляя при этом зарплату. Или начислять ее за счет займа учредителя. Или получить убыток. Или падение выручки больше 30%. Или что ИП не может одновременно работать по найму.

В Росстате, впрочем, "Деньги" заверили, что проблемы были вызваны техническим сбоем, приняты оперативные "меры к ликвидации неполадок в системе". В общем, можно надеяться получить "максимально достоверную картину бизнеса", что должно "оказать влияние на политику в сфере поддержки и развития предпринимательства", помочь найти "правильные решения", предпринять "экономически обоснованные шаги".

Однако участники интернет-форумов признаются, что "сдали "нулевки", чтобы не попадать на штрафы" или написали отчет "из головы", потому что платят ЕНВД и учет полученных денег не ведут, кто-то указал вмененный доход, а не фактический, "чтоб не было лишних вопросов".

И традиция скрывать данные не нова: в прошлые "наблюдения", когда штрафных санкций еще не было, около 20% зарегистрированных "субъектов малого бизнеса" просто не отвечали на вопросы. Люди не верят в заботу Росстата о конфиденциальности данных и не хотят сообщать их государству. Это, конечно, влияет на достоверность статистики, погрешность которой только нарастает между наблюдениями, когда Росстат использует выборочные обследования и досчитывает полученные данные до "генеральной совокупности".

Проблема в том, что малый бизнес даже в спокойные времена не отличается большой продолжительностью жизни: в некоторых регионах до пятилетия доживает около 5%, указывает Ольга Моляренко из ВШЭ. И хотя результаты пилотного обследования демографии организаций, которое проводил Росстат в девяти регионах, заставляют думать, что юрлица выживают несколько чаще, к самым маленьким это не относится: в 2013 году среди организаций с одним сотрудником "умерло" от 9% до 17% общей численности. У компаний с двумя-четырьмя работниками смертность составила от 3,5% до 11%. На компании моложе пяти лет приходилось от 77% до 94% общей численности в первой категории (где один сотрудник) и от 23% до 48% — во второй.

Кризис усиливает эту "динамичность" малого бизнеса (в статистике ее называют "проблемой исчезающей совокупности"). "У вас 95% генеральной совокупности уже поменялось, а вы все еще до нее досчитываете, то есть досчитываете до того, чего уже нет",— говорит Моляренко. И хотя с 2014 года предприятия на упрощенке обязали подавать в Росстат копию бухгалтерской отчетности, что в теории могло бы способствовать созданию объективной картины, кажется, на практике это не сильно помогает. Многие просто подают нулевую декларацию.

Неуловимые предприниматели

Не существует оценок, в какой степени малый бизнес склонен скрывать свои операции. Росстат при корректировке ВВП на "операции, ненаблюдаемые прямыми статистическими методами" (сейчас доступны данные за 2014 год: 14,4% ВВП), выделяет лишь две категории: теневые операции всех юридических лиц (4,7%) и все операции неформального сектора (9,7%), включая продукцию, произведенную домашними хозяйствами для собственных нужд (например, выращенная на даче картошка). Возможно, эти оценки занижены. Например, в докладе Андрея Костина из НГУ и Галины Ковалевой из ИЭОПП СО РАН, представленном на апрельской конференции ВШЭ, размер теневой экономики в РФ на 2011 год оценивался в 46,9% ВВП (оценка Росстата на 2011 год — 14,7%).

Решение, легализоваться или нет и в каком объеме, зависит от нескольких факторов, но у бизнеса — такого малого, чтобы оставаться незамеченным,— причин в голос заявлять о себе, в общем, нет. "Налоги можно заплатить, и многие платят. Все зависит от степени давления властей и от того, что удобнее,— говорит автор проекта "Гаражная экономика" фонда "Хамовники" Александр Павлов.— В каждом регионе по-своему: где-то удобнее зарегистрироваться и подавать нулевую декларацию, где-то удобнее не легализовываться, а договориться с председателем ГСК. Где-то — в Казани, например, — проще зарегистрировать ИП, там политика такая: ИП есть, по минимуму что-то платит — его оставляют в покое, малый бизнес процветает, все дела. Хотя эта легализация, по сути, мимикрия. Просто людям нужна бумажка, которую можно показать, чтобы от них отстали".

Впрочем, "гаражную деятельность" в "Хамовниках" предпочитают называть не бизнесом, а промыслом. В чем бы она ни заключалась (авторемонт, изготовление мебели, производство стройматериалов, аренда), от бизнеса в ней немного: ее цель — не максимизация прибыли, а использование навыков и социального капитала, чтобы обеспечить нормальный уровень жизни себе и семье, и желание самореализации. Продать промысел нельзя — продавать нечего, главным активом являются репутация мастера и социальные связи, позволяющие найти клиентов. Как правило, "гаражники" не ведут даже подобия учета, наемные работники, если они есть, получают не зарплату, а долю в доходах в зависимости от вложенного труда, а вид их деятельности может резко меняться: сегодня шиномонтаж, а через два месяца — изготовление пеноблоков. "Чем бы ты ни занимался, сверхдоходов не будет: стоимость труда регулируется представлениями о справедливости,— подчеркивает Павлов.— А если выскочить за эту планку, на человека обратят внимание власти. Давление начнется: либо чтобы ужался, либо чтобы делился".

Естественно, что такое внимание никому не нужно — разочарования в государстве у "гаражников" и так в избытке. С одной стороны, как указывается в резюме проекта "Хамовники", это связано с неоправдавшимся ожиданием, что государство "должно было обо всем позаботиться" (не позаботилось), а с другой — с "закручиванием гаек" в отношении легального бизнеса. Издержки легальности стали слишком высоки, и предприниматели предпочли продолжить раб

607
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

«Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter»